священник Александр Поляков (alr_pol) wrote,
священник Александр Поляков
alr_pol

Суды над "несогласными" 1. mikedi, ч. 1

(Я был с этим парнем в одном автобусе и в одном ОВД)

Репост отсюда.

Итак, в прошлой части нашего захватывающего повествования мы говорили о том, как прошел первый день судебного разбирательства по «Маршу несогласных». Слушание было перенесено на среду, 18 апреля, ввиду (кто бы мог подумать, что они так безответственно отнесутся к правосудию!) неявки представителей ростовского ОМОН.
Именно эти представители указаны в материалах дела как лица, засвидетельствовавшие задержание каждого из обвиняемых – когда они «в 13 часов 15 минут в составе группы граждан участвовали в несанкционированном шествии Марша Несогласных, организованно двигаясь по проезжей части улицы Сретенский бульвар, мешая движению транспорта и проходу пешеходов».

Почему я так усиленно акцентирую внимание на формулировке обвинения? Стоит рассказать о некоторых особенностях дела. Сейчас я начинаю говорить исключительно за себя, никак не проецируя мои утверждения на остальных участников процесса.

Шутки шутками, но в несанкционированном Марше Несогласных я лично – участвовал. Ну вот участвовал, что тут делать? Не врать же мне, не оправдываться же перед всякой судейской шушерой. Я вообще не вру никогда, кроме самых бытовых случаев. Это принципиальный вопрос.

Другое дело, что право участвовать в любом митинге и шествии мне гарантировано Конституцией, и на всякие там запреты и отсутствие санкций мне наплевать. Но вопрос о том, имели ли право законодатели выпускать закон «О шествиях и митингах», противоречащий основному закону страны, лежит вне рамок нашего судебного дела. Это не для мирового суда вопрос, а для Верховного или даже Конституционного.

В общем, ситуация формально выглядит так. Являясь невиновным по Конституции, я все же виноват по букве Закона. Не так ли?

Нет, не так. Ведь в обвинении сказано, что в 13 ч. 15 мин. я двигался куда-то там по проезжей части в составе группы граждан, мешая движению. И вот тут-то Буква Закона вступает в игру на моей стороне. Дело в том, что в 13 ч. 15 мин. двигаться по Сретенскому бульвару я не мог. Очень, очень хотел, но – не мог. И транспорту мешать не мог. И прохожим. И на проезжей части я – не находился.

Потому что в 13 часов 15 минут Сретенский бульвар был к чертовой матери перекрыт ОМОНом. Более того, бульвар был перекрыт заранее, минут за 40 до появления на нем колонны Марша. Двигаться по нему я не мог, и транспорт не мог, и никто не мог. А уж у составе группы граждан, да еще организованно – и подавно: поход на Марш был моей личной инициативой, никого из окружающих я на тот момент не знал и ни в какие группы не входил. Про «организацию» же всего шествия я отдельно рассказывал в предыдущих частях нашего остросюжетного сериала.

То есть предъявленное лично мне (но, я думаю, и всем остальным тоже) обвинение, – формально! – ложное по всем своим признакам.

Не скажу за остальных, но я решил строить свою защиту на двух основных постулатах: несоблюдении следствием процессуальных норм (поддельный протокол, отсутствие подписей) и формальной ложности обвинения. Таким способом в какой-нибудь другой стране я мог бы сразу выиграть дело, не проводя его по всем судебным инстанциям вплоть до Верховного и Конституционного суда.

Жизнь всегда богаче теории, и она наглядно доказывает это на каждом шагу. В нашем дивном государстве у жизни особенно полный вкус и аромат. За 10 часов, проведенных в 382 участке Мещанского мирового суда г. Москвы, участники процесса смогли полностью насладиться этим вкусом и ароматом.

Я пришел на заседание по повестке, в 13-30. И с удивлением обнаружил следующие вещи:

– в коридоре суда берет интервью у всех подряд съемочная группа Первого канала. На удивленные вопросы о том, собираются ли они это показывать – пожимают плечами;
– по списку слушаний мое дело назначено не на 13-30, как в повестке, а на 13-15 (две одинаковые цифры, которые пишет один и тот же человек, в нашем суде никак не могли совпадать);
– однако слушание моего дела еще не начиналось, потому что еще не закончилось слушание первого дела, назначенного на 11-30.

C учетом того, что слушания в расчете на неявку обвиняемых и вынесение заочных приговоров были назначены с интервалом в 10 минут, а явились – все 18 человек, стоило догадаться, что в день с процессом не уложиться.

Еще сильнее эта уверенность окрепла около половины второго, когда первый обвиняемый все-таки вышел из зала суда. На руках у него была повестка – о переносе дела на 8 мая! По какой причине? По причине неявки в суд, – барабанная дробь! – свидетелей со стороны обвинения. А именно – все того же ростовского ОМОНа!

Дело вот в чем. Во все протоколы обвиняемым в качестве свидетелей записывали одних и тех же двух или трех ростовчан, которые 14-го соблаговолили-таки добраться до ОВД Краснопресненское. Свидетелями же выступали и московские ОМОНовцы, от имени которых составлялся рапорт о задержании.

Так вот, двое из хлипких ростовских мужиков, – такая незадача! – заболели как раз перед заседанием суда. А еще один – отправился, я цитирую, «на полевую преддипломную практику» до мая месяца, в связи с чем его руководство обратилось к суду с ходатайством о переносе дела, в котором он выступал свидетелем. Эта полевая преддипломная практика бойца ОМОН до сих пор является предметом моего крайнего недоумения: пашет ли он в поле, сеет ли? Может быть, сажает?

Подготовив первое типовое решение, суд начал двигаться быстрее. За какой-нибудь час было перенесено следующее дело. Интересная особенность: его фигурант действительно ни в каком марше не участвовал. Он просто вышел в аптеку. В 13-13 аптека пробила ему чек на приобретение лекарства от ангины. В 13-15 его арестовали. Судья чек к делу не приобщила – на нем ведь не было фамилии, какое ж это доказательство!

Остальные подсудимые решили подавать в суд ходатайства о прекращении дела, воспользовавшись для их составления шаблоном, подготовленным вашим покорным слугой. Благо, процессуальные нарушения у всех были более или менее одинаковые.

Отказался от этого только один старичок, тоже не участвовавший в Марше и задержанный абсолютно случайно. Он был уверен, что его оправдают.
(В половине десятого вечера того же дня, выходя из зала суда, он трясся от ярости и шипел на ухмыляющихся лжесвидетелей-ОМОНовцев, а потом заявил, что на следующий марш придет сознательно; впрочем, как откровенно невиновному, ему присудили всего 500 рублей штрафа).

По словам моих «соучастников», с утра в суд приходили журналисты в большом количестве, в том числе RTVI, REN-TV и Независимая газета. Однако к полудню в зале суда оставались только представители «Международной Амнистии» и наблюдатели из «Московской Хельсинкской Группы»: процесс вышел крайне скучным. Судья подолгу «выносила решения», а потом нудно зачитывала вслух постановления о переносе дела.

Тем временем я обнаружил за углом коридора группу лиц в спортивных костюмах, с крайне неприятными, дегенеративными лицами. «Вот», – сказал я своему собеседнику, – «Смотри, и нормальных преступников здесь тоже судят». Ответом мне был громкий смех. Уркаганы за углом оказались нашими свидетелями обвинения, бойцами московского ОМОН, только в штатском.

Ладно. Следующей судили женщину по имени Яна С., которая, если помните, героически последовала в автобус за своим сыном Тимофеем. Она встревала во все разборки еще в ОВД. С ее судом вышла крайне смешная история.

Конечно же, как и все мы, они с сыном «двигались по проезжей части в составе шествия». По удивительному стечению обстоятельств, за час до отъезда в суд я нашел в журнале [info]conceptualist вот такой комментарий [info]sergiko:

Та активная женщина, которая требовала в Красносельском вернуть паспорта молодым ребятам, снята вот здесь на фото (если не ошибаюсь):

http://sholademi.livejournal.com/564132.html

над фотографией надпись - "дарите женщинам цветы".
Видно, что задерживают их вовсе не на проезжей части.
Как бы ей передать - вдруг пригодится?
Есть такая фотография, действительно. Вот она.

На углу, прямо под вывеской с номером дома, вы видите, как с тротуара мент в желтом камуфляже забирает только что пропущенного из-за кордона сына этой женщины, Тимофея С.

Я распечатал фото и отнес его в суд. Яна трясла этим снимком перед всеми камерами и журналистами, которые оказались в пределах досягаемости.

Надеюсь, на СМИ это произвело впечатление. Потому что на судью это впечатления не произвело. Она отказалась приобщить снимок к материалам дел Яны С. или Тимофея С. Видите ли, по мнению суда этот снимок на углу Сретенского и Милютинского, с номером дома и 16-ю ОМОНовцами в кадре, мог быть снят… когда угодно, но только не в день Марша и не в момент задержания хорошо опознаваемых обвиняемых. У нас каждый день на углу Милютинского и Сретенского бульвара 16 ОМОНовцев кого-то задерживают.

Яне перенесли слушание. На 8 мая. Для допроса свидетеля со стороны обвинения, который, напомню, находился на полевой преддипломной практике.

Следующим суд вызвал Тимофея С. Как ни странно (ведь задерживали их с матерью одни и те же люди), все свидетели по делу Тимофея оказались на месте. То есть на месте оказался одинокий московский мент с уголовной рожей, абсолютно невменяемый и практически не способный к членораздельной речи. С живым свидетелем обвинения вышло еще интереснее.

Во-первых, он прямо показал, что обвиняемого не помнит, и свидетельствовать против него не может.
Во-вторых, он показал также, что Марш двигался, я цитирую, «по Сретенскому бульвару в сторону Пушкинской площади», то есть в сторону, прямо противоположную инкриминируемой!

Впрочем, для недалекого сотрудника милиции, который в задержании на самом деле не участвовал, показания даны очень даже ничего. Во всяком случае, судья сочла их, цитируя обвинительное заключение, «достоверными, непротиворечивыми и убедительными, так как свидетель Х. находился при исполнении служебных обязанностей, с С. ранее не знаком и причин для оговора не имеет». Я прошу обратить внимание и на непротиворечивость показаний, и на причину, по которой они признаны достоверными.

Так уж сложилось, что я тоже выступал свидетелем по делу Тимофея С. Я видел, как его винтили, да и меня свинтили вскоре после него. О чем я и рассказал высокому суду.

– Свидетель Шахов, видели ли вы, где находился С. во время задержания?
– Да, я видел, где он находился в момент задержания. Более того, на прошлом слушании вам предъявляли фотографию, на которой вы сами можете увидеть, где находился С. в момент задержания.
– Предыдущее слушание к делу не относится. Скажите, вы двигались с С. вместе?
– Я двигался с ним в одну сторону. Мы не двигались «вместе».
– Скажите, почему вы шли в одном направлении с С.?
– Прошу вашу честь прекратить искажать мои слова. Я не знаю направления, в котором двигался С. Мы шли с ним в одну сторону по прекрасному бульвару нашей столицы. Я шел на Тургеневскую, на митинг. Направлялся ли С. туда, или шел в Макдональдс на углу – ответить не могу.
– Скажите, Шахов, почему вы обратили внимание на обстоятельства задержания С.?
– Мы были заблокированы ОМОНом, фактически захвачены в плен. Ваша честь, когда вас лично наконец-то придут арестовывать, вы тоже обратите внимание на всех, кто будет в этот момент находиться рядом.
– Я еще на предыдущем заседании обращала ваше внимание на необходимость проявлять большее уважение к суду.
– Предыдущее заседание, как вы недавно метко подметили, к делу не относится.

На этом свидетель Шахов был отпущен с миром. Судья удалилась на вынесение решения.

Учитывая «показания» ОМОНовца, мои показания, фотографию и процессуальные нарушения, мы были уверены в вынесении оправдательного приговора для Тимофея – не мытьем, так катаньем. Размышления (и, подозреваю, консультации) заняли у судьи два с половиной часа.

Результатом явился следующий вывод: «допрошенный в качестве свидетеля Шахов путался в показаниях». Я! Путался! В показаниях!
Кроме того, «свидетель Шахов показал, что не был знаком с Тимофеем С. ранее, и не смог пояснить, почему обратил внимание на обстоятельства его задержания, ввиду чего показания Шахова не могут быть признанными достоверными». Помните показания сотрудника МВД? Оооох.

Тиму признали виновным. Фарс обозначился в полной мере, а остальные протоколы были загнаны под копирку.

Что еще интересного?

– Сразу после вынесения приговора по делу С. судья собрала «свидетелей обвинения» для промывки мозгов. Они заперлись в кабинете и, подозреваю, заучивали направление движения Марша несогласных относительно Пушкинской площади.
– Семья О. обнаружила в «оригиналах» своих протоколов, подшитых к делу, свежевписанных свидетелей из числа ОМОНовцев, находившихся в наличии в коридоре суда. Писали бы уж сразу «Свидетели: в ассортименте». Снятые 14-го в ОВД копии без новоявленных «свидетелей» судья проигнорировала.
– Между тем ОМОНовцы бродили по коридору и время от времени обвиняли нас в продажности (!). Один, поигрывая мускулатурой, пытался намекнуть, что я веду себя неправильно. Подозреваю, что он был удивлен активной реакцией «скромного очкарика»; во всяком случае, заткнулся и скрылся с глаз.
– Местный мент-охранник сдружился с ОМОН и попытался помешать съемке того, как судья инструктирует ОМОН в своем кабинете. Был послан мною… за соответствующими нормативными актами, после чего пытался вывести меня прочь под тем предлогом, что он меня в суд не приглашал. Повестка его не убедила, но судья и секретарь суда вынуждены были подтвердить, что Шахова придется потерпеть. Мента я дразнил до ночи. Надеюсь, нервный тик у него еще не прошел.
– Осудили еще троих, в том числе абсолютно непричастного дедушку, о котором я рассказывал выше. Дедушка был в ярости. Мирный человек, он даже жалоб на них никуда не писал.
– В 23-00 суд вынес постановление: «Ввиду наступления ночного времени суток, слушание дел прекратить. Перенести слушание дела Шахова М. В. на 10 мая», то есть далеко за пределы 15-дневного срока, в которые по закону должно быть рассмотрено дело об административном правонарушении.

– Финальный аккорд: «Идите, Шахов, идите. Не хотите – не подписывайте, без вас все подпишем».

Устал писать даже, тьфу. Вывод? Что же, пойду 10-го. И в районный потом пойду обжаловать. И далее по инстанции.

Но! Запоминайте, друзья-товарищи. Это нам был – суд. Это нам такое – правосудие. Это торжество законности и порядка. И они ничего не боятся – Закона, ни Б-га, ни общественного мнения.

Ничего, кроме обычной колонны людей, без спросу идущих туда, куда им хочется.
Tags: news, Марш несогласных, автобио, линки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments